Что изменится в России с 1 февраля 2024 года

По страницам школьной жизни

Фото rg.ru и ria.ruПо страницам школьной жизни

Фото rg.ru и ria.ru

По страницам школьной жизни

По страницам школьной жизни

По страницам школьной жизни

По страницам школьной жизни

Зинаида Кухтаекова в четвертом классе.По страницам школьной жизни

Зинаида Кухтаекова в четвертом классе.

Зинаида Кухтаекова в восьмом классе.По страницам школьной жизни

Зинаида Кухтаекова в восьмом классе.


0

Признайтесь, все мы стремились поскорее вырасти, покинуть ученическую скамью, стать самостоятельными и взрослыми. И только потом поняли, что самая прекрасная пора — школьная. Это незабываемое время полно ярких впечатлений, новых открытий и достижений.

Однажды на “Зарнице”

Самое яркое воспоминание из школьной жизни для меня — игра “Зарница”. Я училась в Чебоксарах. Мне было лет 10, когда мы всей школой выехали в поле, на месте которого сейчас находится парк “Амазония” и студенческий городок.

Учеников разделили на две команды юнармейцев, определили в каждой главнокомандующего, связного, санитара, барабанщика и так далее. В качестве знака отличия на одежду прицепили листочки разных цветов для определения принадлежности к той или иной команде. Задачей, как мне объяснили, было сорвать бумажку противника и сохранить свою. Исход боя определялся по количеству “выживших” в каждой команде.
Считается, что игра в войнушку — любимое развлечение мальчишек. Однако, как я помню, и девчонки с воодушевлением выслушивали правила, с нетерпением ожидали начала. Наверное, пылкий настрой ребят постарше, бывавших на “Зарнице” и прежде, передался мне.
В моем, тогда детском, представлении “Зарница” была похожа на бои без правил: нет приказов командира, продуманной схемы наступления, строительства оборонительных стен. В игре одновременно участвовали классов восемь. Я даже не могла разобраться, можно ли одноклассников считать “своими”. Меня спасало то, что я быстро бегала, от старшеклассников пряталась в лесу.
Кто в итоге выиграл — я даже не поняла. Да это и неважно было. Все ученики собрались возле выездной кухни и пили чай с бутербродами, приготовленными нашими “военными поварами”.
В силу возраста “Зарница” мне запомнилась несколько сумбурной и странной. Это было мое первое участие в ней. И последнее. Через год СССР распался, а с ним и пропала та “Зарница”, в которую играли миллионы советских девчонок и мальчишек.
Елена ЯКОВЛЕВА
Фото rg.ru и ria.ru


Под кумандинские песни

Я родилась и выросла в Алтайском крае: чистый звенящий горный воздух, реки, текущие во время таяния ледников, бескрайние просторы. А среди леса и полей затерялась наша маленькая деревня Сарыково, в которой прошло мое детство.

Находились в ней несколько домов и небольшая школа, в которой я проучилась три года. Была левшой и помню, как учительница все время мне перекладывала ручку в правую руку. Училась я на отлично, и меня все время хвалили.
Сейчас от Сарыкова ничего не осталось. В 1963 году школу закрыли, а нас, двух девочек и двух мальчиков лет десяти, отправили в соседнюю деревню в школу-интернат. По субботам ходили домой, в воскресенье возвращались. А путь немалый — четыре километра.
В интернате было у нас две спальни девочек и отдельное здание для мальчиков. Моим родным языком был кумандинский. И соседок по спальне, русских девочек, очень завораживало мое произношение. В тот год вышел индийский фильм “Сайха”. И мне нравилось петь на родном языке под индийские мотивы. После отбоя наша комната не спала, все слушали песни, прося меня повторять снова и снова.
По утрам девочки выстраивались в очередь, чтобы я делала им прически. Сажали меня на стол, а сами садились передо мной на стул. Раньше у всех были длинные волосы. Я не умела плести косы, нигде этому не училась, просто включала фантазию и творила. А девочкам нравилось: они потом весь день по школе щеголяли с новыми прическами, боясь их испортить.
В десять часов вечера воспитатель давала “отбой”. Проверяла, все ли на местах, желала спокойной ночи, выключала свет, уходила домой. А я вставала и занималась гимнастикой в коридоре. Постепенно подключились к моему увлечению все девочки. Бросали на пол свои матрасы, занимались между кроватями, кто где мог.
Однажды воспитательница вернулась. И, конечно, попало. Не помню, то ли мне одной, то ли всем. Идти ей до дома надо было под гору. Говорит: “Только спустилась, смотрю: свет горит. Решила вернуться. А вы тут что устроили? Занимайтесь в школе после уроков, а не по ночам”. Так мы и сделали: организовали спортивный кружок, выполняли пирамиды, фигуры, выступали на праздниках.
А любовь была по-детски простая. Я очень любила играть с мальчиками в догонялки, прятки. С Ваней из моей деревни мы вместе ходили в школу. Баловались с ним, боролись, дрались, ругались. Однажды он во время игры “Почта” написал мне записку: “Выходи дружить”. Я вышла. И молча, держась за руки, вокруг интерната мы наматывали круги. Замерзли как цуцики и молча разошлись по своим зданиям. А на следующий день подрались. Так и дружили.
В Новочебоксарск я переехала в 2000 году к сестре Нине. У нас разница в возрасте — семь лет. И так получилось, что мы росли не вместе. Мечту жить рядом исполнили, уже будучи совсем взрослыми.
В этом году ездила на родину. В той школе-интернате до сих пор дети учатся, деревня существует и процветает. Встретились с Ваней. Он уже дедушка. Вспоминали с ним школьное время, смеялись.
До сих пор удивляюсь, как я, такая маленькая, устраивала всё это. Была смелой и открытой всему миру. Школьная пора — самая счастливая в нашей жизни.
Зинаида КУХТАЕКОВА


“Интернационал” по радио

Моя дочка Наташа еще в дошкольном возрасте выдавала такие перлы, что мы с мужем диву давались.

Как-то раз гуляли всей семьей в роще. Муж катил коляску с младшей дочкой Женей. Я шла рядом. А Наташа, вот ведь егоза, все время норовила убежать от нас. Муж строго говорил ей: “Не надо убегать, а то заблудишься”. На что Наташа ему со смехом отвечала: “Ну и что? Подумаешь! Буду не ребенок, а заблуденок”.
Она у нас была очень непоседливая, подвижная. Говорю ей: “Смотри доиграешься: разобьешь коленки или локти”. Как-то гуляли с ней и во дворе дома увидели машину с разбитыми фарами и помятым капотом, видимо, после аварии. Дочка заметила: “Смотри-ка, мама, машина-то доигралась!”
А однажды в подъезде у нас по­красили перила и стены зеленой краской. Наша кошка, заходя с прогулки домой, умудрилась вымазаться в краске. Наташа, взяв ее на руки, принесла ко мне и сказала: “Мамочка, смотри, наша киска зазеленела!” Ну и Наташино платье, естественно, тоже “зазеленело”.
А самый забавный случай произошел перед школой. Наташа спросила: “Мама, а почему по радио поют “Воз пряников в рот людской”? Я задумалась, что бы это могло значить. Не знаю, до чего бы додумалась, но слова дочери услышал муж. Он засмеялся и на мой вопрос, что же смешного произошло, пропел строчку:
“С Интернационалом воспрянет род людской”. Мне тоже стало смешно: ведь ларчик просто открывался.
Сейчас Наташа совсем взрослая, замужем, живет в Москве. Когда приезжаю к ней, мы вспоминаем эти забавные истории. Я что-то забуду — она напомнит. Смеемся от души.
Галина КРЫЛОВА


Анонс

В преддверии Дня отца, празднуемого в третье воскресенье октября (в этом году 15-го), мы объявляем следующую тему — “Отец — как много в этом слове”.
Папа — первый герой сына и первая любовь дочери. Папа — гордость, защита и опора семьи. Расскажите о нем. Каким его поступком вы особенно гордитесь? В чем хотели быть похожими на отца? Или поделитесь счастьем отцовства. Отправляйте рассказы до 10 октября на почту shvargina@grani21.ru, а можно принести их в редакцию (ул. Советская, 14а). Самые интересные из них мы опубликуем в субботнем номере, 14 октября. Фотографии приветствуются.
Телефон для справок 73-06-81.

  • Фото rg.ru и ria.ru
  • Foto_I._Svierid_RIA_Novosti_www.ria_.ru_.jpg
  • Foto_Zhieludovich_N._TASS.jpg
  • Зинаида Кухтаекова в четвертом классе.
  • Зинаида Кухтаекова в восьмом классе.