Что изменится в России с 1 июня 2024 года

Время для тишины

До войны Иван Шраменко с женой Людмилой прожили вместе всего 18 дней.Время для тишины Территория культуры

До войны Иван Шраменко с женой Людмилой прожили вместе всего 18 дней.

Вера и Иван Сутыгины и через 74 года брака сохраняют нежность в отношениях.Время для тишины Территория культуры

Вера и Иван Сутыгины и через 74 года брака сохраняют нежность в отношениях.

Иван Заикин: “Война во мне не умолкает никогда”.Время для тишины Территория культуры

Иван Заикин: “Война во мне не умолкает никогда”.

Анна Пенькова — узник Освенцима с номером 45303. Время для тишины Территория культуры

Анна Пенькова — узник Освенцима с номером 45303.

Анна Пенькова — узник Освенцима с номером 45303. Время для тишины Территория культуры

Анна Пенькова — узник Освенцима с номером 45303.

Наталия Бароненко была швеей до войны.Время для тишины Территория культуры

Наталия Бароненко была швеей до войны.

Член Союза фотохудожников России из Ставрополя Андрей СмольниковВремя для тишины Территория культуры

Член Союза фотохудожников России из Ставрополя Андрей Смольников

Фотохудожник Владимир МАКАРОВВремя для тишины Территория культуры

Фотохудожник Владимир МАКАРОВ


0

Год назад в “Новой Третьяковке” я была на выставке авторской фотографии “Россия — моя история”. Тогда ограниченное место в газете не позволило рассказать обо всех работах, которые меня впечатлили. Были среди них фотоснимки последних оставшихся в живых ветеранов Великой Отечественной войны. Портреты настолько глубокие, что запомнились своими образами. Сегодня они представлены в нашем новочебоксарском Музее истории и краеведения.

Покрытые морщинками лица, грустный взгляд, опущенные руки ветеранов — те образы я узнала из десятков фоторабот. И с новой силой они пробудили эмоции и чувства.
Кажется, что все ветераны похожи: суровые 40-е годы оказали влияние на духовный облик всего поколения. Выражение их лиц поражает необыкновенной глубиной чувств. Негромких, но очень сильных чувств, живущих в сердце сквозь былые годы.
И каким же профессионализмом должен обладать фотохудожник, чтобы одним щелчком затвора передать историю человека, которая буквально считывается с деталей: взгляда, прикосновений, интерьера мебели и старых потертых фотографий!
“Время для тишины” — это авторский проект члена Союза фотохудожников России из Ставрополя Андрея Смольникова. Он вырос в семье военного инженера, с 1988-го по 2006-й служил в Воздушно-десантных войсках, участвовал в боевых действиях на Северном Кавказе, был награжден орденом Мужества. Он, как никто, смог прочувствовать характеры ветеранов. В проекте “Время для тишины” участие приняли 24 участника Великой Отечественной войны и узница двух концлагерей.
Попав в Освенцим зимой 1942 года, Анна Пенькова получила номер 45303. Ей было приказано откликаться только на него и забыть свое имя. Потом смогла сбежать, но попала в трудовой лагерь под Мюнхеном. Вернулась в Ставропольский край в конце мая 1945 года. На одной фотографии она держит снимок своей семьи, на другой сидит у кипы календарей. На каждой виден номер как напоминание о нелегкой странице в истории жизни Анны Георгиевны и всей страны.
“Мне хотелось показать не просто ветеранов войны, а людей, которые прошли очень нелегкий жизненный путь. Фотографии в какой-то степени постановочные. Но в этом возрасте невозможно подделать эмоции человека. Эти люди такие, какие они есть на самом деле. В их лицах, в их глазах — весь жизненный путь”, — рассказал автор в одном из интервью.
Сам Андрей Петрович, к сожалению, не смог присутствовать на открытии выставки. Но любезно предоставил комментарии к некоторым работам: это трогательные истории, которые он услышал во время съемок.
Наталия Бароненко была швеей до войны, на фронт была отправлена в звании сержанта медицинской службы. Во время затишья им выдали так называемую зарплату, только тратить деньги было не на что. Узнав, что в деревне есть цирюльник, девушки сделали себе красивые прически. Но пришел командир взвода и приказал немедленно вернуть всё, как было. С того момента Наталия Бароненко никогда больше не делала себе прически и всегда носила зачесанную челку, как на фотографии.
На фото она сидит перед швейной машинкой, по обе стороны от нее стоят правнучки, держащие архивные снимки, на заднем фоне висит еще один с той самой прической, сделанной в годы Великой Отечественной войны.
Если на некоторых работах детали добавляли смысл благодаря задумке фотографа, то на других их подсказывал случай.
Задумчивый Иван Заикин был запечатлен сидящим в кресле возле торшера с оборванными проводами. Возможно, этот предмет интерьера купила жена, а может, подарила дочь, предположил автор. Только потом он узнал, что дочь Ивана Ивановича год назад у дома сбила насмерть машина и, не выдержав этого, следом от инсульта умерла жена. Оборвались сразу две жизни, как те провода.
Красной нитью у фотографа прослеживается тема одиноче­ства. Например, в работе под названием “Я помню” руки ветерана Великой Отечественной войны Ивана Шраменко держат снимок своей первой жены Людмилы, с которой они поженились 2 июня 1941 года. Прожили вместе всего 18 дней. С началом войны оба ушли на фронт, в августе 1945-го Людмила погибла в битве за Маньчжурию.
Поэтому особые чувства вызывают фотографии супругов, которые вместе более 70 лет. Вера и Иван Сутыгины прожили в браке почти 74 года, но даже спустя десятилетия с удивительной нежностью и теплотой относятся друг к другу. Как признался Андрей Смольников, на фото не было постановки: присев на диван, супруги сами начали друг друга обнимать.
“Работы Андрея Смольникова многогранны и глубоки. Мы видим самих ветеранов, их прошлое, отраженное в архивных снимках, и взгляд автора. Идея прекрасная. Что меня тронуло, так это то, что я знал ветеранов Великой Отече­ственной войны. И на фотографиях они такие, какими я их помню. Они одеты в национальную одежду, у каждого свой характер и судьба, но все они отражают эпоху героев”, — поделился фотохудожник Владимир МАКАРОВ.

ТЕПЕРЬ И У НАС

Проект “Время для тишины” получил 48 международных наград: 29 медалей (20 из которых золотые) и 19 почетных лент.
Работы Андрея Смольникова были высоко оценены в 16 странах: Индии, Сербии, Кубе, Литве, Израиле, Австрии, Болгарии, Сингапуре, Черногории, Боснии и Герцеговине, Молдавии, Турции, Грузии, США, Казахстане, Японии.
Теперь их могут увидеть и новочебоксарцы. Выставка будет работать в Музее краеведения и истории города (ул. Ви­но­курова, 42а) до 30 июня.

  • До войны Иван Шраменко с женой Людмилой прожили вместе всего 18 дней.
  • Вера и Иван Сутыгины и через 74 года брака сохраняют нежность в отношениях.
  • Иван Заикин: “Война во мне не умолкает никогда”.
  • Анна Пенькова — узник Освенцима с номером 45303.
  • Анна Пенькова — узник Освенцима с номером 45303.
  • Наталия Бароненко была швеей до войны.
  • Член Союза фотохудожников России из Ставрополя Андрей Смольников
  • Фотохудожник Владимир МАКАРОВ